Финансовый бэкграунд приводит к определенной профессиональной деформации. Об этом мы с Власом Лезиным говорили в недавнем подкасте, запись которого размещена на нашем YouTube-канале. За время общения с людьми не из финансовой отрасли у меня создалось следующее впечатление:

  1. Люди не из финансов считают финансистов задротами или умниками (занудами – докапывающимися до мелочей);
  2. Люди не из финансов считают финансистов меркантильными.

По первому пункту можно еще добавить, что некоторые предприниматели не считают, что у людей с финансовым бэкграундом есть т.н. «бизнес чуть.», мол: «Вот я бизнесмен, все построил сам, знаю как все работает на ОПЫТЕ, а вы тут модельки строите». Сразу вспоминается сцена из Рядового Райна, где писаря Апхема отправили на фронт: вокруг грязные и суровые мужики с винтовками, с нисхождением смотрящие на этого офисного сотрудника, по ошибке оказавшегося в зоне боевых действий. Думаю, аналогия понятна.

Недавно я был на «бизнес-тренинге» по делегированию (как я туда попал, это отдельный анекдот). В помещении было около 30 человек в возрасте 35+, каждый из которых был владельцем бизнеса и/или «топ-менеджером». В основном, люди из строительного бизнеса и производства: суровые ребята с опытом в кассовых разрывах и налоговых наездах (тот факт, почему у таких людей проблемы с бизнес-процессами и делегированием уже для меня загадка). На тренинге мы разбирали примеры должностных инструкций, постановку целей для сотрудников, работали с ситуациями в парах.

Меня практически сразу поразил вот какой момент: ребята резво работали со схемами, алгоритмами и орг. схемами, но никто не задумывался над цифрами (вообще). То есть люди начали решать проблемы с процессами в своих компаниях согласно новому изученному алгоритму, но, при этом, никто не стал делать расчеты: этакий bottom-up approach.

Приведу пример. Девушка, с которой я сидел за партой, — владелец консалтинговой компании, которая работает с китайцами, делающими бизнес в России. Она в рамках задания хотела проработать должностные обязанности и некоторые бизнес-процессы для новой позиции в компании – торгового представителя. Основная задача человека на этой позиции – находить новые контакты на всевозможных выставках и превращать их в клиентов (B2B sales, offline). В этой симуляции моей задачей было выступить в роли нового сотрудника в рамках этой позиции.

Первое, что я заметил, это то, что человек не имел представления о том, какие затраты будут связаны с этой новой позицией, и какие финансовые результаты должен давать новый сотрудник. Был неплохо проработан процесс работы, но не было понимания, какую ценность несет эта работа в денежном эквиваленте. А это очень важно, так как на сотрудника тратятся реальные деньги, а взамен, согласно схеме, компания получает последовательность действий, ведущая непонятно к чему (т.е. неизвестно, возвращаются ли в компанию деньги или нет).

Я считаю, что это гигантский недостаток бизнес-образования в целом: отсутствие привязки управленческих инструментов к финансовой модели. Люди изучают стратегию, организационный дизайн, бизнес-процессы, IT-инфраструктуру и другие полезные темы, относящиеся к менеджменту, но, как мне кажется, не видят связки между ними и, что самое важное, не понимают, как это все вяжется с финансами и ожиданиями инвесторов (владельцев). Вы спросите, а почему все должно быть привязано к финансам? Разве это не одна из многих функций в компании? Предлагаю смотреть на вопрос с точки зрения big picture.

На мой взгляд, логика финансиста предельно проста и невероятно элегантна, и я попытаюсь ее объяснить в нескольких пунктах.

  1. Во главе всего в мире стоит стоимость (value). Стоимость в виде портфеля активов (акции, облигации и пр. инструменты) позволяет людям получать т.н. «пассивный доход» — дивиденды, проценты и долгосрочный рост портфеля в валютном эквиваленте.
  2. Пассивный доход – мотивация амбициозных людей. Например: «Я буду много работать с 20 до 40 лет. Я заработаю капитал и грамотно его инвестирую, чтобы получать пассивный доход. Это позволит заниматься чем угодно и приятно проводить время в компании симпатичных женщин (мужчин) в Монако». Если вам не нравится эта аналогия (например, вы не капиталист, как я), подумайте про такой институт, как пенсионный фонд – его цель и схема работы те же.
  3. Стоимость активов складывается из ожидания денежных потоков, которые данные активы смогут сгенерировать в будущем. Тут, на самом деле, все очень понятно. Люди тратят большие деньги на всякие безделушки вроде крутых телефонов или модных автомобилей, которые не то, что не приносят деньги, а активно их прожирают. Тем более, если какой-то предмет, наоборот, приносит деньги, он стоит денег. Например, корова дает молоко. Молоко можно продать на рынке за реальные деньги. Корова, соответственно, стоит денег. С акциями, облигациями и другими финансовыми инструментами все абсолютно так же.
  4. Чтобы акции компании стоили денег, инвесторы должны ожидать (а лучше в моменте иметь в виде регулярных дивидендов) денежные потоки от ее деятельности. Чтобы дивиденды платились (или капитал возвращался в виде выкупа акций), компания должна иметь денежную прибыль – т.е. денежные доходы должны регулярно превышать денежные расходы.
  5. Таким образом, все системы и инструменты управления существуют для одной конечной цели: стоимости активов. Из этого следует, что фокус менеджеров должен быть в первую очередь на финансовых ожиданиях, т.е. на финансовой модели компании. Почему так? См. пункт 1.

Мой основной тезис состоит в том, что именно финансы и финансисты придают смысл стратегии компании, бизнес-процессам, проектному менеджменту и пр. управленческим инструментам, функциям и задачам. Ни продавцы, ни маркетологи, ни продуктологи, ни инженеры, ни логисты, ни программисты, ни другие специалисты не нужны компании, если их работа не проносит стоимости ее владельцам в финансовом эквиваленте. As simple, as that.

Получить знания и навыки в финансах можно на программе «Финансовая Академия» от SF Education!

Автор: Александр Вальцев, основатель и генеральный директор SF Education