Содержание статьи

В настоящее время не существует каких-либо устоявшихся стандартов бухгалтерской отчетности, которые регулировали бы вопрос учёта криптовалют на балансе компаний. Наиболее популярным подходом к учёту таких активов является их отношение к нематериальным активам с последующей оценкой по амортизированной стоимости. Однако, такой подход имеет ряд недостатков и не отражает информацию, чувствительную для пользователей финансовой отчётности.

Вместо этого было бы целесообразно учитывать криптовалюты отдельным блоком в составе инвестиций с соответствующими пояснениями в финансовой отчётности. При этом, если справедливая стоимость таких активов не может быть надежно определена, ее следует считать равной нулю.

Полная версия

В последнее время биткоины пользуются все большей популярностью у компаний в качестве финансового актива. Кто-то считает его мыльным пузырем, который со дня на день должен лопнуть, кто-то — золотой жилой, но опровергнуть растущую популярность криптовалют не рискнет никто. Но за скобками часто остается вопрос о том, как влияет покупка криптовалют на финансовое состояние бизнеса и его показатели эффективности.

Особую пикантность этому вопросу придает отсутствие каких-либо четких правил учета криптовалют в стандартах финансовой отчетности, будь то МСФО или US GAAP. В настоящее время мейнстримом финансового учета выступает признание криптовалют в качестве нематериальных активов, но такая точка зрения не лишена слабых мест.

Примеру Теслы с ее массовой покупкой биткоинов на 1,5 млрд долларов США следует все больше и больше организаций, вследствие чего вопросы корректного учета цифровых финансовых активов встают в полный рост: к какому классу активов корректно относить криптовалюты, как изменения в их стоимости должны отражаться в отчёте о финансовых результатах (и должны ли), как в принципе анализировать компании с криптовалютами на балансе, и так далее.

Соль ситуации заключается в том, что криптовалюты как класс активов плохо вписываются в текущий общепринятый подход к финансовому учёту. И это легко объяснимо — существующие стандарты МСФО и US GAAP были составлены еще в то время, когда о биткоинах знал разве что их основатель.

Казалось бы, самым очевидным решением было бы приравнять криптовалюты к обычным иностранным валютам и учитывать их в составе денежных средств и денежных эквивалентов. При таком подходе операции по купле-продаже цифровых валют не отражались бы в отчете о движении денежных средств (как не отражаются операции по обмену фиатных валют), а изменение их стоимости отлично вписывалось бы в состав курсовых разниц. Но данная позиция не подкрепляется бухгалтерскими стандартами, с точки зрения которых криптовалюты не очень хорошо подходят на роль денежных средств. Они не являются узаконенным средством платежа, не имеют легального эмиссионного центра и не представляют собой мерило стоимости товаров и услуг.

Не подходят криптовалюты и на роль денежного эквивалента: хотя, с одной стороны, они обладают абсолютной ликвидностью и могут быть легко обменены на фиатную валюту, но, с другой стороны, квалифицирующим признаком денежного эквивалента является незначительный риск изменения стоимости, чем криптовалюты явно не могут похвастаться.

Казалось бы, в таком случае можно включить цифровые валюты в состав финансовых активов. Но и здесь нас подстерегает ловушка в лице очередного противоречия стандартам бухгалтерского учета: криптовалюты не дают своим обладателям каких-либо имущественных прав на получение экономической выгоды (проценты, дивиденды, права требования и так далее). Таким образом, установленный подход к оценке финансовых активов (по амортизированной/справедливой стоимости) к криптовалютам фактически не применим, что серьезно затрудняет признание таковых в составе финансовых активов.

Единственным оставшимся классом активов, к которым теоретически можно отнести криптовалюты, являются нематериальные активы. С этой стороны, очевидных противоречий нет, поскольку цифровые валюты формально соответствуют определению нематериальных активов с неопределенным сроком полезного использования. Определение данного класса активов (идентифицируемые неденежные активы, не имеющие физической формы) не противоречит сущности криптовалют и кажется вполне подходящим для их учёта.

Поскольку цифровые валюты можно отнести к нематериальным активам с неопределенным сроком полезного использования, то амортизации в этом случае они не подлежат — вместо этого в их отношении нужно будет проводить ежегодный тест на обесценение. В случае, если обесценение будет установлено, его величина вычитается из цены покупки и фиксируется в ОФР в качестве расхода. В свою очередь, при продаже такого актива в ОФР заносится доход от продажи, рассчитываемый как разница цены сделки и амортизированной стоимости актива (цена покупки за вычетом обесценений).

В разрезе обесценений нематериальных активов есть одно существенное различие между МСФО и US GAAP, которое касается реверса обесценений (impairment reversal), то есть переоценки стоимости активов в положительную сторону. Если по правилам US GAAP стрелочка не поворачивается, и корректировать стоимость актива в сторону увеличения запрещено, то МСФО разрешает такой маневр. При этом важно отметить, что такие положительные переоценки (revaluation gain) отражаются не в составе доходов и расходов, а в составе прочего совокупного дохода (other comprehensive income) и сохраняются в рамках этого дохода даже после продажи самого актива.

Такой подход с трудом можно считать уместным, так как он, по сути, предоставляет пользователям финансовой отчетности нерелевантную информацию. Историческая стоимость криптовалют (то есть цена их покупки) становится нерелевантной спустя чуть менее, чем несколько дней, и доход от продажи такого актива является величиной чисто спекулятивной. Настоящий же рок-н-ролл начинается при сделках слияний и поглощений, когда доходы от продажи криптовалют и от их переоценки приходится распределять между компаниями группы, что также ввиду спекулятивной природы цифровых активов является исключительной теоретизацией без привязки к реальности. Таким образом, в рамках рассмотрения криптовалют как нематериальных активов финансовая информация, с ними связанная, не несет ценности для пользователей финансовой отчётности.

Некоторые финтех-компании (например канадская Galaxy Digital Holdings) предпочитают расценивать криптовалюты в качестве запасов. МСФО формально предоставляют такое право, хотя и содержат важную оговорку, что это допустимо лишь в том случае, если запасы были приобретены с целью переработки или перепродажи в рамках операционной деятельности бизнеса. Какие компании подходят под данное описание, кроме биржи криптовалют, представить затруднительно. Вместе с тем, сторонники такого подхода считают, что криптовалюты можно оценивать как commodity — то есть биржевой товар наподобие золота, алюминия или пшеницы. Однако, апологеты данной точки зрения не учитывают того, что биржевые товары по определению имеют материальную форму, в отличие от цифровых активов. Кроме того, при оценке криптовалют как биржевых товаров возникает проблема сопоставимости — если между ценами на commodities одной товарной группы существуют устойчивые взаимосвязи, то проследить объективную зависимость между ценами на биткоин и эфириум пока что не удается.

Получите техническую базу для финансового анализа деятельости компаний на курсе «Финансовый Анализ» от SF Education!

Наш взгляд

Мы считаем, что криптовалюты должны отражаться на балансе организации по своей справедливой стоимости с отражением изменений данной стоимости в ОФР, независимо от целей приобретения данных активов и дальнейших намерений компании в их отношении. По нашему мнению, криптовалюты оптимальнее всего отражать отдельной строкой в составе инвестиций с раскрытием соответствующей информации в пояснениях к финансовой отчётности, где, помимо прочих аспектов, необходимо подчеркнуть волатильность цен на криптовалюты и их спекулятивный характер. По сути, если в отношении оценки цифровых финансовых активов на балансе организации существует значительная неопределенность (significant uncertainty), их справедливую стоимость можно оценивать как нулевую. Это связано с тем, что, в отличие от традиционных финансовых активов, таких, как акции, облигации или производные финансовые инструменты, криптовалюты не содержат в себе прав требования каких-либо денежных средств, а также не имеют фундаментальных обоснований своей стоимости.

Что касается отражения изменений рыночной стоимости криптовалют в рамках ОФР, то здесь можно объективно опасаться чрезмерного влияния волатильных цен криптовалют на финансовый результат компании. Однако можно утверждать, что оценка цифровых активов по справедливой стоимости вкупе с надлежащим раскрытием сущности криптовалют в пояснениях к финансовой отчетности является оптимальным решением данной проблемы.

К сожалению, пока что все эти размышления остаются лишь теоретическими, поскольку комитеты по МСФО и GAAP не спешат внедрять в стандарты финансовой отчётности реформы, связанные с цифровыми финансовыми активами. Хотя даже такой простой шаг, как концептуальное подведение криптовалют под действие стандарта IFRS 9 «Финансовые инструменты», существенно ослабил бы неопределенность в этом отношении.

Получите техническую базу для финансового анализа деятельости компаний на курсе «Финансовый Анализ» от SF Education!

Автор перевода: Малиновский Ярослав, эксперт SF Education

Оригинал статьи